Русская Православная Церковь
Патриаршая комиссия по вопросам семьи,
защиты материнства и детства
Патриаршая комиссия

Мама, мне скучно...

  Опубликовано: 07.10.2014 Источник: "Православное Заволжье"  
Мама, мне скучно...

Кто из нас не любовался детьми, молящимися в храме? Ясный взгляд, шепот молитвы, открытость души. Но как часто можно увидеть совсем другое: стайку подростков, во-всю щебечущих во время Евхаристического канона, малышей, разрисовывающих записки в свечном, детей, играющих в телефонные игры в укромном уголке. Наш корреспондент беседует об этом с главным редактором православного молодежного журнала «Наследник» протоиереем Максимом Первозванским.


...Стою в храме и ловлю себя на мысли: как хорошо, что можно помолиться одной! Никто не тянет за подол, объявляя на весь храм: «Мама, ням-ням», — никто не играет с тобой в догонялки, не пытается влезть на солею, не задувает свечи… Хорошо прийти на раннюю и просто помолиться! Роскошь, которую могу позволить себе раз в году на день рождения; настоящий подарок — возможность оставить детей на родных и поехать в храм. А совесть неспокойна, точит внутри маленький червячок: ведь оставила дома тех, кого Господь поручил мне, кого должна воспитывать и словом, и делом, кого с детства должна водить на богослужения, чтобы напитывались всем, что мне так дорого. Не об этом ли мечтала, нося их под сердцем, чтобы верить и молиться Богу для них было так же просто, как дышать? И разве можно спастись самой, не заботясь и об их душах, а только лишь о том, как одеть-обуть-накормить?

В семьях, где оба родителя воцерковлены, наверное, проще. Дети каждое воскресенье вместе с папой и мамой в храме, после службы — воскресная школа, на занятиях которой, учась и играя, дети открывают прекрасный мир Православия. А где нет такого единомыслия — там, увы, все крупицами, урывками, время от времени, чтоб если уж не прочный фундамент залить, то положить в основание хоть маленький кирпичик… Но и этот кирпичик — большой труд. Здесь все имеет значение: и домашняя атмосфера (которая от меня как от матери зависит в большей степени), и молитвенное делание (которое, признаюсь честно, хромает), и чтение с детьми и для детей (ну почему на это совсем не остается времени?) Все: и слова, и поступки, и даже взгляды, — буквально все воспитывает наших детей. А еще больше — несказанное, то, что не успела или не захотела вовремя рассказать, на что пожалела время, от чего отмахнулась, на что по равнодушию не обратила внимания.

И все же если повседневное ты худо-бедно тянешь, то поездка в храм — праздник, которого ждешь, которому радуешься, к которому готовишься. Только вот праздник ли это для детей? Если тягостно мне с ними в храме, так что порой и кричу на них, когда шумят, то какая для них тут радость? И если гневаюсь, что они не могут постоять хоть недолго спокойно, то как смогу передать им то, что живет в глубине сердца — мою любовь и благодарность Богу за все, что Он дал?

Самое лучшее время — когда дети маленькие. Пока им все интересно, храм для них — большая и красивая игровая площадка. Конечно, им бывает трудно объяснить, почему во время службы не надо разговаривать, почему нельзя бегать по храму и мешать другим. Но можно отвлечь — взять с собой из дома маленькую игрушку, дать в руки листок и карандаш, вместе заменить добрую бабушку у подсвечника — и вместе с этим понемногу объяснять, что происходит во время богослужения, рассказывать о святых, которых ребенок видит на иконах, о том, как устроен храм, для чего мы сюда приходим.

Чем старше становится ребенок — тем труднее его заинтересовать. Теперь к Причастию нужно готовиться, вечером идти на исповедь, читать каноны и молитвенное правило, а утром ехать в храм без завтрака. Если нет навыка, ребенок воспринимает это как необязательное и чрезвычайно утомительное дело. Уже нет прежней радости, когда светились глаза и малыш сам тянул тебя в храм, а по вечерам нес молитвослов: «Надо молиться!».

Теперь пребывание на службе превращается в битву характеров. Приходится уговаривать, порой и обещать что-то взамен, а это уж последнее дело.

— Мама, поехали домой, я устал! — сын начинает канючить, едва переступаем порог храма. И постояв минуту, уносится на крыльцо, туда, где можно побегать и где он встретит сверстников, которым так же ску-у-учно стоять в храме.

Как же сделать, чтобы не было скучно? Как отвечать на жалобы об усталости? Действительно ли для современного школьника постоять час на службе — такая нагрузка? Как найти нужные слова, чтобы объяснить главное, если пока сам себе не можешь толком объяснить? И нужно ли заставлять ребенка ехать в храм, если он не хочет?

Анна Владимирова


В храме не должно быть весело

UES_3412.jpgОтвечая на вопросы Анны, начать следует с того, что дети — разные; разного возраста, характера, темперамента. Маленьких, безусловно, надо принуждать к посещению храма. Вообще принуждать, хоть ребенка, хоть взрослого, нужно в тех случаях, когда у человека не хватает своей воли. Если ребенок с утра, например, не хочет идти, потому что трудно проснуться, нужно помочь ему преодолеть себя. А если мы имеем дело с пятнадцатилетним подростком, который противится посещению храма, конечно, не стоит его принуждать.

Есть дети, которые достаточно легко и спокойно находятся в храме почти всю службу независимо от возраста, а есть дети, которым в храме тяжело — и не потому, что первые святые, а вторые бесноватые, просто темперамент разный. Поэтому не стоит подвижного непоседливого ребенка приводить сразу на все богослужение. Для начала стоит прийти незадолго до «Отче наш», спеть молитву вместе с ребенком, пока духовенство причащается в алтаре — поставить свечи, приложиться к иконам. После этого причаститься, приложиться к кресту и пойти домой. Затем нужно постепенно увеличивать время в храме: от «Отче наш» потихонечку добраться до «Верую», затем до «Херувимской» и т. д.

Конечно, не стоит ожидать, что ребенок сможет вникнуть во все богословские тонкости службы, но по крайней мере он должен понимать, что в храм мы приходим молиться. Все дети ходят в школу, все имеют представление о дисциплине, поэтому час на богослужении — не такая уж непосильная нагрузка для школьника.

Ребенка в храме одного оставлять не следует. Нужно поставить его перед собой, вместе креститься, кланяться, что-то тихонько сказать, что-то объяснить. Если стало скучно — ничего страшного, потерпит. Здесь важно понять, насколько он действительно устал, насколько уже не может терпеть. Ведь любая мама, делая с ребенком уроки, понимает, когда его еще можно заставить писать, а когда бесполезно, потому что он устал по-настоящему.

Вообще, ребенок в младшем школьном возрасте вполне спокойно переносит внешнее принуждение. Мне кажется идеальным с ребенком до 12—13 лет — вовсе не обсуждать вопрос, идти ли в храм. Мы идем в храм, точно так же, как идем в школу. Идем в храм к Богу. Есть четвертая заповедь — шесть дней работай, а седьмой посвяти Богу. Не можем посвятить весь день, так посвятим Ему хотя бы час. А по дороге в храм или из храма нужно беседовать с ребенком, объяснять, отвечать на вопросы.

Конечно, бывает, что ребенок проснулся с головной болью, и мама разрешает ему не пойти на уроки. Так же может быть и по отношению к храму. Но он должен понимать, что храм — не развлечение, там не должно быть весело.

Одна из главных целей приобщения ребенка к храму — воспитание благоговейного отношения к святыне, поэтому если он еще не может стоять всю службу, лучше приходить не к началу богослужения, зато не разрешать хождения, разговоры со сверстниками, беготню. Родителям здесь придется жертвовать своими потребностями. Если оба родителя воцерковлены, можно ходить по очереди — кто к началу, а кто с детьми попозже.

Пока мы говорим про Литургию. На мой взгляд, для школьников посещение вечерних служб в учебное время года не обязательно. Если ребенок пять, а часто и шесть дней ходит в школу, а в воскресенье идет в храм, затем в воскресную школу, у него не остается времени для отдыха.

В каникулярное время крайне желательно, чтобы ребенок посещал еще и вечернее богослужение. Зачастую это посещение сводится к помазанию. Я не знаю, что с этим можно сделать; пребывание на вечерней службе — достаточно взрослое занятие. Принуждать к нему ребенка я бы не стал. Для ребенка достаточно прийти к шестопсалмию, выслушать праздничное Евангелие, подойти к помазанию и пойти с Богом домой. Не надо бояться, что он не понимает смысла действия, относится к нему формально. Есть действия, понятные любому. К ним относится и помазание елеем. Ребенок вполне понимает, что, подойдя к помазанию, он получает благословение Божье, так же, как прикладываясь к иконам или испрашивая благословение у священника.

Чтобы посещение храма стало более осмысленным, можно и нужно заинтересовывать, стараться объяснить смысл богослужения. На это есть воскресная школа.

Лучший способ обучения — это, конечно, участие в хоре, где можно по-настоящему понять смысл всех песнопений, или пономарство в алтаре, но для этого у ребенка должен быть интерес и благоговение, а сводить пребывание в алтаре к болтовне в пономарке мне кажется гораздо хуже, чем вообще не посещать богослужение.

Протоиерей Максим Первозванский




Короткая ссылка на новость: http://bitrix.pk-semya.ru/~sSXO5